Sasha K. (saxali) wrote,
Sasha K.
saxali

Category:

ДВОР. ЗИМА.

Мы стоим у стойки регистрации отеля, он обнимает меня за талию и щекочет, я уворачиваюсь и смеюсь: «Ну все, ну перестань, ну хватит…».

Сонная девушка берет из его рук две карточки, спрашивает, как бы мы оценили наш отдых и не могли бы мы оставить свой…

Но мы уже не слышим. Я убегаю к огромным стеклянным дверям, он бежит за мной, но я уже на улице. Бог мой, какие скользкие ступеньки, я хватаюсь за перила, но уже через секунду лежу на сером мраморном глянце. Он тут же оказывается рядом, натягивает мне шапку на глаза, шепчет, что я попалась, целует в губы - еще и еще, я уворачиваюсь и, говорю, что если он сейчас же меня не поднимет - ему придется жестоко за это поплатиться…

Снег в желтом свете фонарей огромными хлопьями падает на высоченные сосны, на прозрачную подсвеченную табличку с надписью «Spa & Resort», на черные блестящие машины, припаркованные в один ряд, снег падает ему за воротник, я крепко завязываю шнурок его капюшона, он морщится и говорит, что со мной ему никогда не холодно. Я делаю попытку подняться, но снова поскальзываюсь и он едва успевает меня поймать. От смеха я больше не могу встать, снег тает на раскрасневшемся лице, снег летит в глаза, я вдыхаю его носом, пытаюсь поймать языком, у меня, наконец, получается, я громко кричу «ура!», он улыбается: «девушка, с вами все в порядке?». Я больше ничего не говорю, мне так хочется запомнить этот сосновый запах, тишину леса, мех на его капюшоне и эти снежинки, похожие на гигантские овсяные хлопья.

Мы лежим на земле молча, я закрываю глаза и представляю, что нет вокруг ни мраморно-стеклянного отеля с переливающейся вывеской, ни черных припаркованных мерседесов с тонированными стеклами, ни оленей, свитых из гирлянд у большой крутящейся двери, ни огромной елки с белыми блестящими игрушками, ни дорожек из прямоугольной плитки - нет ничего, а есть только мы и бесконечная снежная страна. И она совсем не холодная, она такая жаркая, что вот-вот превратится в пар. Мы лежим долго, из-за дверей становится слышно, как поет старина Фрэнк, олени на светящейся подставке кивают головами в такт его ночным странникам, под снегом уже спрятаны следы машин и людей, в снегу тонут фонарики-шары, лежащие на земле, снег делает этот желтый свет чуть приглушенным, рассеянным и нежным.

Звон колоколов вдруг разбивает тишину. Мы подскакиваем с земли, смотрим друг на друга несколько секунд, он говорит: «пойдем в храм» и мы оба смеемся, потому что одновременно с ним я говорю «зайдем в церковь?»

Мы идем по каменной дорожке мимо сосен и заснеженных пихт, ступаем по щиколотку в снег, уходя от огней стеклянного отеля. Мы уже не слышим Синатру, а только колокольный звон, кроме которого теперь нет никаких звуков вокруг. Лес за спиной уже давно поглотил свет фонарей, мы идем в абсолютной темноте, я шепотом говорю: «скажи, что мы не заблудимся…».

Он улыбается и крепко сжимает мою руку.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments