Sasha K. (saxali) wrote,
Sasha K.
saxali

Categories:

ДВОР. ОСЕНЬ.

Он был идеален.

Хотя, почему он? Дворы в таких местах называют «огороженная территория». Поэтому она. Она была безупречна: детскую площадку из темного дерева и металла заказывали в Германии, цветами занимался голландский дизайнер и даже прорезиненный материал изогнутых дорожек по слухам был «не местный».

Мы выходим из подъезда вчетвером: я крепко сжимаю руку сына, муж пытается вытолкать через порожек коляску с новорожденной дочкой.

Одной рукой я придерживаю воротник пальто. Кажется, что осень наступила именно сегодня: на пока еще сочном газоне рассыпались скрученные, желто-зеленые листья.

-Мам, можно на горку?,- сын прижимается ко мне всем телом и снизу вверх заглядывает в глаза, - ну пожааалуйста!

Я рассеянно окидываю взглядом площадку. На ней, как всегда никого: в нашем доме дети есть только у нас, поэтому Даня давно привык играть тут один.

Муж делает резкий толчок и пластиковый порожек, сломавшись пополам, отлетает в сторону: -Нет, Дань, нам надо ехать, потом погуляешь.

К моим ногам подходит соседская кошка. Огромная рыжая шотландка Бэлла в красном кожаном ошейнике с золотым сердечком каждый день гуляет по дорожкам, любит тереться о ноги и всегда отказывается от кусочков колбасы, которыми жильцы периодически пытаются ее накормить. Когда-то мы мечтали, что Бэлла родит котят и мы возьмем одного. Но котят у рыжей красотки не случилось - оказалось, что хозяева давно ее стерилизовали.

Муж достает телефон и смотрит карту: восемь баллов? куда вы все, сука, едете с утра в субботу?!?!

Я делаю глубокий вдох: - отпусти его поиграть. Вам все равно такси ждать.

-Ладно, только недолго, сейчас машина приедет, - муж достает электронную сигарету и отвечает на звонок - с самого утра его телефон вибрировал так часто, что незаметно скидывать входящие стало уже просто невозможно.

Даня бежит к прозрачной пластиковой горке - трубе; дочка, кажется заснула, а я стою на месте, уставившись на каменную черную клумбу - куб, наполненную белой галькой. Громоздкая конструкция стоит так, что дорожке тротуара приходится неловко её огибать. О, сколько коленок было ушиблено об эти острые углы, сколько сочных слов услышал футуристичный плод фантазии голландского дизайнера… Я беру один камушек и бросаю в металлическую черную урну рядом. Он с грохотом падает на дно, я слегка морщусь от резкого звука и тут же беру второй. Они такие холодные на ощупь и так громко стучат: Бум - я тебя больше не люблю. Бум - чем быстрее ты меня забудешь - тем лучше будет для нас обоих. Бум - мой тебе совет: не ковыряй ранку - быстрее заживет. Бум, бум, бум, бум…

-Что ты творишь?, - муж хватает меня за руку, но я успеваю разжать ее над урной. Дочка просыпается в коляске и заливается плачем. Ветер разносит листья по детской площадке: они летят мимо кованых чугунных ограждений, на которых проступила ржавчина, мимо белоснежных каменных клумб с давно засохшими цветами, они ложатся на ледяные металлические скамейки. Листья повсюду, один путается у меня в волосах, я пытаюсь его достать, но он вдруг рассыпается в труху у меня в руках. Я сажусь на корточки и закрываю лицо руками.

-Встань, - голос мужа такой же холодный, как это сентябрьское утро. -Ты делаешь только хуже. Встань. Тебя увидит Даня. Встань.

Такси приедет через несколько минут. Я беру дочку на руки и медленно иду к воротам. К моим замшевым сапогам прилипают крошки резинового покрытия, но я больше не пытаюсь их стряхивать. Консьерж, увидев нас, открывает ворота, тяжелая железная дверь со скрипом едет в сторону, я целую сына и неловко обнимаю мужа.

Он был идеален когда-то. Хотя, почему он? Наша семья. Она была безупречна.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments