Sasha K. (saxali) wrote,
Sasha K.
saxali

ЛЕТАТЬ

-Ну что, поступила? - он спускается по лестнице с горой каких-то проводов и микрофонов, улыбается и жует жвачку.
-Ага - я расплываюсь в абсолютно идиотской улыбке и проливаю на себя сок.
Так странно - ведь прошло уже 13 лет с тех пор, как я пятнадцатилетняя с восхищением смотрела на эти широкие штаны, бритую голову и татуировки на руках.
13 лет, за которые я побывала и студенткой филфака, и панком, и женой, и мамой, и режиссером, и уличным музыкантом и даже немного писателем.
Я взрослая тетенька с огромным багажом историй на любой вкус и цвет. Придуманных и не очень. Но я все же немного волнуюсь, рассказывая эту.
Вообще-то я знала его давно. Мы учились в одной школе, но он был на год старше, его мама была моей учительницей по английскому, наши родители были знакомы, и его папа даже как-то был у нас в гостях. Это, впрочем, обычная история для небольшого города.
Артур Кравцов был звездой школьных дискотек и прочно занимал сердца половины наших девчонок.
Мне он не нравился совершенно.
И когда одноклассница Аринка однажды рассказала мне, что она каждый день во время третьего урока встречается под лестницей в старом школьном корпусе «Знаешь с кем??? С Кравцовым из 8А!» и они там жарко целуются, я про себя хмыкнула и подумала: «тоже мне, нашла с кем целоваться…»
На следующий день я увидела его сидящим с ногами на подоконнике, в окружении толпы старшеклассников, посмотрела на его нелепые, торчащие во все стороны, оранжевые иголки на голове, и еще раз подумала «Арина, ну ты блин даешь…»
Мне было 12. Я слушала саундтрек к фильму «Брат-2», носила расклешенные джинсы и завязывала волосы в высокий хвостик. Я любила петь в расческу и пыталась танцевать брейк-данс. Мне нравился Киану Ривз и темненький из «Иванушек».
Мне совершенно не нравился нелепый Артур Кравцов.
Ни капельки.
Всего-то три года пройдет. Артур уйдет из моей школы и поступит в знаменитый в нашем городе лицей. Я совершенно забуду о его существовании.
В конце мая 2003-го я буду стоять, скрестив пальцы за спиной, и искать себя в списке поступивших, а он будет спускаться с лестницы, таща за собой гору проводов и микрофонов, улыбнется и спросит: «ну что, поступила?» А я как дура вылью на себя сок.
С этого момента начнется новая глава в моей жизни.
***
«Хотели пати? Нате!» - он кричит в микрофон и резко выкручивает звук на микшере.
Я очень круто танцую. По крайней мере, мне так кажется. Надо только как-то поближе подойти и он обязательно заметит… Ну… Посмотри на меня, ну вот же я, здесь, ну давай! Он смеется, отпивает газировку из банки, переглядывается с друзьями за пультом и… совершенно не смотрит в мою сторону.
Я стараюсь изо всех сил.
Абсолютно бесполезно.
Я отхожу к стенке и рассматриваю носки своих кроссовок.
Саш, ну смотри правде в глаза: во-первых, ты себя в зеркало видела? Грудь толком не растет, зато растут ноги. И, к великому сожалению, не в длину. Во-вторых, волосы… Как солома лезут во все стороны и единственный вариант носить их в дурацком хвосте. А на крутую одежду у родителей денег нет… Он никогда не посмотрит, даже не надейся.
«Я знаю, что вы любите, детки», - его голос в колонках просто божественен, а бодрый Эминем вдруг сменяется чем-то очень медленным и мелодичным.
Он выходит из-за стойки в зал, идет через толпу, садится на подоконник, и с улыбкой рассматривает танцующие парочки.
Вот сейчас! Я подойду сама! Подойду и скажу.
Что скажу?…
Понятия не имею.
Я набираю воздуха в грудь, делаю шаг навстречу, и… его одноклассница Машка. Лучшая подружка. Они переговариваются, он обнимает ее за плечи и ведет танцевать. Они дурачатся и смеются.
Я стою у окна.
Бесконечное облегчение: ведь теперь я не могу к нему подойти.
Бесконечное отчаяние: ведь теперь я не могу к нему подойти.
***
-Саня, так не пойдет! Посмотри на меня, - мама держит меня за плечи и пытается оторвать от подушки, - ну прекрати плакать, сейчас голова разболится, на пей, - мама держит стакан с валерьянкой и настойчиво тянет меня за плечо.
-Не хочу!, - это я, на секунду отрываясь от подушки.
-Без «не хочу», давай. Ну ты чего?
-Я…я…, - я почти не могу говорить, но я делаю судорожный вдох, - я его так люблююююю!, - я снова падаю лицом вниз и рыдаю с новой силой.
-Зайка! Ну это же замечательно! Первая любовь, да разве бывает она взаимной? Но это же такое счастье, что она есть, правда?, - мама смеется и обнимает меня. -И у меня так было. Не ходишь в школу - летаешь… Ну?, - она улыбается, - Летаешь ведь?
-Ага…, - я продолжаю всхлипывать, сажусь в кровати и залпом выпиваю убийственно пахнущую смесь.
Мама взлохмачивает мне волосы: -Ты у меня такая красотка, представляешь, что бы с тобой стало, если бы по щелчку пальцев любой был у твоих ног? В кого бы ты тогда у меня выросла?
-Мам, ну какая красотка, ну что ты такое говоришь?, - я убираю ее руку и вытираю рукавом лицо, размазывая тушь, - Я урод, даже дедушка недавно посмотрел на меня через лупу, засмеялся и сказал: «ну не переживай, вырастет еще!» Дедушка блин!
-Саня! Ты - красивая, женственная, очень интересная и умная девочка. И у тебя все будет хорошо, вот увидишь!
-Ой, всё мам! Ничего у меня не будет. А мою неземную красоту только ты можешь разглядеть! И то, под лупой, наверное…
***
В пятом кабинете принимает школьный психолог. Я много раз проходила мимо и не решалась зайти. Но снова наступил вечер субботы и впереди было бесконечное воскресенье. Я осторожно постучала в дверь.
-Да, да, - за столом сидела женщина средних лет, в очках и вязаном свитере с длинными рукавами. «Чересчур длинные» - подумала я и села в кресле напротив ее стола.
… - Кто? Кравцов? О боже, Сашенька, да за по нему пол-лицея вздыхает, оно тебе надо? Да и потом… Он же с Полиной, они уже года два вместе, насколько я знаю… В общем, тебе надо постараться об этом забыть и как можно скорее! Подумай об учебе, экзамены уже вот-вот!…
Вспоминая этот разговор, мне сейчас в голову приходит одна популярная в наши дни фраза: «Честно говоря, психолог вы так себе…» А тогда я просто подумала «Бежать. Мне срочно надо сбежать из этого кабинета»
О Полине нужно написать отдельно.
Поля была красоткой. Длинные черные волосы, прямые-прямые, как в рекламах шампуня. Большие темно-карие глаза. Узкая талия. Ноги. Нормальные, понимаете? Про грудь говорить? Ну размер третий, не меньше, на мой дилетантский в этих вопросах взгляд. Она вся была такая… Загадочная для меня совершенно. И я постоянно думала: «ну конечно, на его месте я бы тоже с ней встречалась…».
-Да они расстались, Сань!, - мы с одноклассницей Олькой идем после уроков домой, вдруг начинается дождь и мы забегаем под ближайший навес.
-Ты точно знаешь?
-Сто пудов. Мне Танька говорила, девчонка с ее параллели с его другом зависает. Ты давай, не тормози, он чувак любвеобильный, насколько я знаю, - Олька усмехается, - на всех хватит.
***
-Саша, стоп! Ну что за звук, боже мой, мои уши! - моя учительница по вокалу громко хлопает в ладоши - ниже, тут гораздо ниже, давай еще раз! My iiinnoocent… слышишь? eeeyes…
Скоро Новый год. В лицее будет праздник. И я буду петь песню. Сольно. Без остальных девчонок из хора. Первый раз.
Он услышит, как круто и я пою и вот тогда…
-Иии…. Припев! Да, вот так! Умница! - Ангелина Юрьевна щелкает пальцами и улыбается, - запомни как ты сейчас сделала этот момент. Идеально!
Я не буду подробно описывать Новогодний вечер. Скажу лишь только, что этот был величайший в моей жизни провал. Артур сидел в последнем ряду с друзьями, улыбался и щурился, и у меня вдруг все поплыло перед глазами.
Я не слышала музыки и не помнила слов. В определенный момент я с ужасом поняла, что в минусе уже начался припев, а я все еще пою первый куплет… Учительницы в первом ряду сочувственно мне улыбались, одиннадцатиклассники незаметно, как им казалось, стали пробираться к выходу… Кравцов сидел еще несколько секунд. Потом повернулся к Полине(откуда она там? ее не было в начале…), обнял ее и они быстро направились вслед за одноклассниками. Со сцены я убежала, закрылась в соседнем от актового зала кабинете, и, закрыв лицо руками, сползла по стенке.
***
Ослепительно белые сугробы по обе стороны дороги, яркое голубое небо, легкий мороз - типичный сахалинский зимий день. Я иду домой, размахивая сумкой, настроение отличное, ведь сегодня я выходила с репетиции, а он заходил, и я уронила кучу бумажных украшений для актового зала. Он наклонился, собрал их и, улыбаясь, вручил мне: «не теряй!».
«Не теряй, не теряй» - я ем мороженое и плевать мне на то, что на улице в общем-то холодно.
Он улыбнулся. И сказал: «не теряй!». И еще так посмотрел на меня! И…
-АААААу!, - я поскальзываюсь на льду, сумка летит в сугроб, шапка улетает на дорогу, а я лежу на спине посреди улицы и, кажется, я нашла самое грязное место во всем белоснежном городе. Джинсы безнадежно испачканы в серой снежной каше.
-Ну ты даешь, вставай!
Я не верю своим ушам. Нет-нет-нет, такого просто не может быть. Я не могла так по-дурацки упасть у него на глазах, нееет! Откуда он вообще взялся, он ведь в другом районе живет!
Кравцов снимает огромные наушники, помогает мне встать и отряхивает мои джинсы.
Он.
Отряхивает.
Мои.
Джинсы.
-Мда, бесполезно. Ну, будешь всем говорить, что это такой узор!, - он подмигивает мне, одевает наушники, разворачивается и идет дальше.
Боже, какой позор!
Боже мой, какое счастье!…
***
Учебный год подходил к концу, от подружек я узнала, что он уже поступил в другом городе и уезжает в июне. А я все еще ни разу не осмелилась даже заговорить. Это было просто невозможно. Как только Артур случайно оказывался рядом - у меня немели руки, ноги, голова, язык, вообще все. Надо ли говорить, что мое поведение в лицее бОльшую часть времени можно было назвать…эээм… не вполне адекватным?
Когда тебе 15 - не всегда понятно, что значит «расслабься» и «будь собой».
***
-Сань, ну все, перестань! Ну кому лучше от твоих рыданий? Никому! Ну смотри уже, скоро завуч прибежит снизу, скажет, что ты его затопила, ну все!! - мой друг Сашка из параллельного класса держит мой рюкзак и крепко обнимает так, что мне тяжело дышать, - О… Артур идет, - Сашка слегка разжимает объятия, я оборачиваюсь и…
Мое сердце падает…нет, не в пятки, куда-то ниже. Его вообще сейчас во мне нет. Всё внутри замирает, а Кравцов уже стоит прямо передо мной.
-Привет! А что тут происходит? Он как всегда в широких штанах. Как всегда с микшером и пакетом проводов. И как всегда улыбается.
Видя, что я превратилась в доисторическую окаменелость, Сашка откашливается и говорит: - да вот… расстраивается, что вы теперь все уедете.
-Ну ты чегооо? Подожди… Он ставит пульт с пакетом на подоконник, подходит и обнимает меня, - Эээй, да я ведь приеду на Новый год!…
Как бы вам поточнее описать этот момент?
Мне 28 лет. Я была студенткой филфака, режиссером, панком, у меня двое детей, ну вы помните, да?
Так вот я до сих пор считаю, что это была одна из самых счастливых минут в моей жизни. Нет, безусловно, потом были еще. Невероятно счастливые минуты, часы и даже дни. Их было много, я выходила замуж по безумной любви, у меня родились желанные, здоровые дети, я много путешествовала, у меня накопилась целая коллекция волшебных минут.
Эта - совершенно точно занимает в ней свое место.
Счастье.
Абсолютное.
Сейчас я ему все скажу! Всё-всё-всё. Что накопилось за эти 2 года. Столько невысказанного, потаенного, столько всего! Сейчас!
-Я…тебя…, - я говорю очень тихо и из-за моих всхлипов этого совсем не слышно. Я…
-Всё, перестань плакать, - он вытирает мне слезы, нажимает пальцем на нос и оборачивается за пакетом - мне бежать надо. Сейчас все уедут встречать рассвет без музыки. Нельзя этого допустить!
Совсем скоро и я буду стоять на сцене актового зала с красной лентой через плечо, поступлю в Питер, а через три года найду его в социальной сети и напишу письмо.
Мне будет так легко это сделать! У меня уже были друзья-мужчины, любовники-мужчины, у меня даже есть небольшой опыт постоянных отношений. Я чувствую себя взрослой прожженной женщиной. Я напишу ему. И он ответит. И у нас завяжется очень интересная, довольно-таки длительная переписка.
Я уже не тот зажатый подросток и могу поддержать практически любой разговор. Я учусь на режиссерском, люблю Достоевского, Кафку и Оливера Стоуна. Я разбираюсь в музыке. «С Сашкой можно часами разговаривать» - как-то скажет мой препод по режиссуре. Я не пробовал - но сядешь с ней на сутки - сутки и проговоришь.»
И однажды ночью Кравцов напишет мне: «Смотрел сейчас твои последние фотки. И такое странное ощущение, как будто ты - совершенно родной мне человек. Я приеду на Новый год в Питер. Встретимся!»
Утром 31 декабря я буду сидеть на стуле в гостиной, поджав под себя ноги, смотреть на телефон, но никто не позвонит. Ни днем ни вечером. Ни даже на следующий день.
А через три дня придет сообщение: «Сашка, дружище, прости, что меня не было. Я через Москву ехал, и встретил Полинку. Совершенно случайно. И все как-то у нас как в первый раз закрутилось, как тогда, в десятом классе.
Я так счастлив! Ты не обижайся, хорошо?
Мы еще с тобой увидимся!
Обязательно!»
Мы не увиделись. Ни в том году ни во все последующие. У меня сложилась интересная, насыщенная событиями жизнь.
Я давно не люблю Артура Кравцова из 11А.
Я взрослая тетенька с огромным багажом историй. Придуманных и не очень. Но я все же немного волнуюсь, рассказывая эту.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments