Sasha K. (saxali) wrote,
Sasha K.
saxali

Categories:

АНЕЧКА

Когда машина подъехала, муж с трудом запихал огромный чемодан в багажник и открыл мне дверь, но тут я вспомнила, что оставила дома телефон: «Ты издеваешься?

!…»

Я бегу к подъезду, но по пути понимаю, что ключи есть только у него, разворачиваюсь и бегу обратно.

«А можно было сразу мне сказать, что отправление в два, выезжать надо было еще час назад!» - резким щелчком он бросает сигарету себе под ноги и смотрит на часы.

"Все хорошо, я успею!" - я стараюсь не поскользнуться и не испачкаться, протискиваясь между двумя припаркованными машинами.

Мы намертво стоим на Ленинском, я смотрю в окно и прокручиваю в голове варианты, на случай, если я все-таки опоздаю на поезд.

«Я не знаю, что делать, если ты опоздаешь.» - он сидит на переднем сидении и нервно постукивает пальцами по подлокотнику - «Мне надо ехать на работу, вообще, я там уже сейчас должен быть!».

Через каждые несколько секунд у него вибрирует телефон и он, громко матерясь, постоянно записывает кому-то голосовые сообщения.

Добродушный таксист, чувствуя напряжение, делает чуть потише и обрывает рассказ про свою умницу-дочку, которая скоро «как время летит!» закончит школу. Мне ужасно неловко: «не ругайся, пожалуйста» - говорю я тихо и открываю «яндекс. пробки». Да, тут без шансов, это факт. Водители один за другим начинают сигналить, в соседней машине девушка, закрыв глаза, ложится лбом на руль.

«В жопу!» - он засовывает телефон в карман и достает деньги - «Высадите нас на парке культуры» И, обернувшись назад: «Бегом сейчас, понятно?»

У меня два чемодана: огромный и не очень. Большой рюкзак. И сумочка. Всего-то.

Мы мчимся по лестницам и эскалаторам, через переходы и вестибюли станций. Переход на кольцевую…Киевская…Краснопресненская…Белорусская…Эскалатор…Тяжелая деревянная дверь с толстыми стеклами… Одной рукой пытаюсь застегнуть воротник пальто, пуговица отрывается, я оглядываюсь ей вслед… «Давай, давай, не тормози» - муж подталкивает меня в спину и с трудом протискивает через входные двери огромный чемодан. «СИМ-карты-билайн! Сим-карты!» Я бегу и думаю, что у меня где-то должна быть запасная пуговица от этого пальто. «Дочка, помоги, Бога ради…» Я бегу и думаю, что не надо было брать так много вещей. «Приглашаем вас в уютное кафе недалеко от Белорусского вокзала..» Я бегу и думаю, что наутро точно проснусь с насморком. «Пассажирский поезд номер 33 Москва-Калининград отправляется с первого пути через 5 минут» Я бегу и думаю, что, может быть, будет даже лучше, если я опоздаю и останусь…

«Стой!» - я пытаюсь перевести дыхание - «не могу больше бежать. Опоздаю - так опоздаю». я останавливаюсь, тяжело дыша, и бросаю рюкзак на землю. Он подхватывает его и, не замедляя шаг, тянет меня за рукав: «И чё ты тут будешь делать? У меня работы выше крыши! Давай, я скоро к вам приеду!»

Я делаю глубокий вдох и последний рывок до седьмого вагона: «Скорее, девушка, отправляемся!»

«Все, давай, не грусти там» - он спешно целует меня в губы и выбегает из вагона.

Вообще-то я не люблю поезда. Но я на третьем месяце беременности и летать мне нельзя, поэтому ближайшие сутки я проведу в борьбе с желанием съесть все шоколадки на подносе проводницы и за какими-нибудь пустыми разговорами из вежливости с попутчиками.

Впрочем, попутчица у меня только одна. Высокая, очень худая девушка(женщина?), с осунувшимся лицом, длинными пальцами и белой кожей.

- Чуть не опоздали? - улыбается она мне.

- Да уж, давно я так не бегала, - я пытаюсь открыть рюкзак, но молнию заело и я с досадой бросаю его рядом.

Она пододвигает мне пластиковую упаковку с орешками и кивает на нее головой:

- Угощайтесь! Меня, кстати, Аня зовут.

- Спасибо. Саша. Можно на «ты»

- А это твой парень был?

Почти, - я улыбаюсь: - Муж.

Где-то я его видела, - она задумчиво щурится: - Знакомое лицо…

- Ну он передачи ведет всякие. Про футбол.

- Ааа, - она улыбается: - звезда, значит?

Ага, - я беру орешек и смотрю за окно: - звезда…

Интересная у вас, наверное жизнь!

Я пожимаю плечами: - Да нет, обычная. Видимся, только мало.

-А ты? Тоже, значит, знаменитость?

-Я? Не… Как институт закончила - толком и не работала нигде.

-И не хочется?

-Хочется. Только вот не знаю, кем.

-А на кого училась?

-На режиссера. Но я не режиссер, это точно.

-А кто тогда?

-Трудно сказать… Немного пою, немного рисую, раньше песни и рассказы писала. Препод мой по режиссуре говорил, что неплохие. Но сейчас не пишу.

-Почему?

-Не знаю… - Тут я улыбаюсь, глядя на заставку телефона - наверное, я сейчас слишком счастливая, чтобы писать.

Она замечает мой взгляд и наклоняет голову:

-Хорошая фотка. Эт вы где?

-В Амстере. Три года назад.

-Круто! Очень хочу там побывать! Как приеду - на велике буду сутками кататься!

-О, я там как-то чуть в аварию не попала. На велике.

-Да ты что?

-Ага, - смеюсь, - муж меня чуть не убил тогда… Так орал!

-Ну жива осталась - это главное.

-Ну да… ну да.

За окном стемнело, мы с Аней приглушили свет и лежим в пол-оборота друг к другу.

-…Сань, я тебе скажу, только ты громко не смейся. В общем, прихожу я к нему домой, он мне дверь открывает… Совершенно голый! И с розой! В целлофанчике! Блин, представляешь зрелище? Старый, лысый, голый и с розой! Ну я зачем-то эту розу схватила - и бежать по лестнице!

Я уткнулась в подушку и почти плачу: -Ань… А розу? Розу-то зачем?

-Да хрен ее знает, зачем! От шока!

-От шооока, - я уже рыдаю, и сползаю со своей полки.

В стенку громко стучат: -Девушки, имейте совесть, одиннадцатый час!

Мы перемещаемся в вагон-ресторан. Заветренные оливье с воткнутой в серединку петрушкой просто отвратительны и мы, отодвинув их, пьем уже по третьему стакану вишневого сока.

-Даа, мне мой тоже часто говорит: «вот не женился бы на тебе - давно бы жил в студии в центре, водил бы туда баб пачками - горя б не знал!, - я смеюсь: - Ну, шутит так.

Она смотрит на меня, улыбается, чуть прищурившись: -Ага. Смешно. - А давно вы вместе?

-Шесть лет скоро.

-О, как! И мы с Володькой шесть. Или семь уже?, - она усмехается: - Смотря как считать. Ну, поженились-то мы недавно, но мужем я его уже много лет считаю. Он дооолго меня ждал, все время рядом был. А я все не замечала никак, любовь у меня была.

-О как! Дождался, получается?

-Дождался. Того, с кем я тогда жила, Андрюшей звали. Какая там история была! Как в любовном романе! И жили вместе и работали, даже дом вместе построили! Детей хотели. Он как-то обнял меня и сказал: «Анька, у нас с тобой детей будееет… Знаешь сколько? Пятеро!»

Я засмеялась тогда, говорю: кто ж их кормить всех будет? А он мне: «Прокооормим, что ж я - без ног-без рук что ли?»

Я улыбаюсь: -Пятеро - это сильно. Я с одним, порой, под вечер стреляться готова.

Ты знаешь, он был бы хорошим папой. Я уверена. Андрюша - он такой… Светлый. Денег, у него, может, и немного было. Но достойных мужиков бы воспитал, это точно. А уж дочек бы любииил…

-Так почему не сложилось в итоге?

Она ставит стакан на стол и смотрит мне прямо в глаза:

- Потому что он умер.

Мне так неловко и я не знаю, что говорить дальше и опускаю глаза.

-Не успели мы ничего. В аварии погиб. Когда скорая приехала - еще живой был. А до больницы не доехал.

Она поворачивается и смотрит в окно:

- Я первое время вслед за ним хотела. Но духу не хватило. Три года каждую ночь плакала. Плакала, плакала… А потом он ко мне пришел.

Я плотнее закутываюсь в теплый платок: - Как это - пришел?

-Во сне. Я как-то ночью книжку читала. Читаю, читаю, потом смотрю на часы - три часа ночи. Я книжку положила, глаза закрыла и тут же уснула. И снится мне, что мы с ним по улице идем, он грустный-грустный, и говорит мне: «Анют, ну отпусти меня, прошу, не плачь больше! Я тебе человека пошлю, хорошего, он тебя оберегать будет. Позволь ему»

И тут он меня резко за плечи хватает, к себе прижимает и кричит: «Ты что делаешь?», а там, где я стояла, машина проносится. Огромный такой грузовик. И вот он меня прижимает и говорит: «Сходи к врачу, слышишь? Сходи обязательно!»

А потом он сказал, что ему только час дали и что пора уже возвращаться.

Я глаза открыла, смотрю - на часах ровно 4 утра. Ровно час, понимаешь? Я потом больше не плакала. Пошла к врачу - грудь болела какое-то время. Ну и… рак у меня, вторая стадия. Только я не умру, меня теперь Володька оберегает. Сын у нас, кстати. Артемка. Сейчас фотку покажу… Она включает телефон, - Вот смотри!

На фотографии Анечку с одной стороны обнимает полноватый блондин в белой рубашке и брюках, а с другой - такой же блондин, только совсем маленький, лет пяти.

Мы вообще в Москве живем. А через Калининград я на процедуры езжу. В Германию. Так дешевле, чем на самолете получается. Вот сейчас опять уезжала - Артемка в слезы. Скучает, малыш. Мы теперь с ним подолгу не видимся. Вот выздоровлю - ни-ку-да больше без него не поеду. Обниму и буду целовать, целовать…

Наутро мы выпили чай, отнесли проводнице белье и стали одеваться:

-Тебя кто встречает?, - Аня красит губы ярко-красной помадой.

-Родители. И старший брат.

Поезд останавливается, пассажиры начинают шумно выходить из вагона.

-Ясно. Ну, Саш, - она закрывает зеркальце, - приятно было познакомиться. Замечательный ты человек. Береги малыша. Пока!

Я толком ничего не успеваю ответить, а она уже выбегает с чемоданом на перрон и теряется в толпе.

-Сааааня!, - мне навстречу идет брат, - Приеееехалааа!!!

Полтора года прошло с той поездки.

Муж от меня ушел, снял студию в центре. Как и мечтал.

Анечку я на фб нашла - она в ремиссии. На фотках целует сына. Как и мечтала.

А я, кажется, теперь снова могу писать.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment